Наш веб-сайт использует файлы cookie, чтобы предоставить вам возможность просматривать релевантную информацию. Прежде чем продолжить использование нашего веб-сайта, вы соглашаетесь и принимаете нашу политику использования файлов cookie и конфиденциальность.

«Два месяца не могли поставить диагноз». Крупнейшая вспышка кори в Казахстане за 30 лет и её последствия

rus.azattyq.org

«Два месяца не могли поставить диагноз». Крупнейшая вспышка кори в Казахстане за 30 лет и её последствия

В конце 2023 года в министерстве здравоохранения Казахстана прогнозировали скорый спад заражения корью, однако врачи продолжают регистрировать заболевание. В отдельных регионах статистика только растёт.По последним данным, количество заболевших стало увеличиваться среди взрослых. За полтора месяца нового года прирост показателя достиг 37,3 процента. Это 532 случая с подтверждённым диагнозом и 1890 случаев так называемого первичного диагноза.В столице рост заражения наблюдается и среди детей до 14 лет — 381 случай за шесть недель. В Алматы эпидемиологическую ситуацию по кори врачи назвали «нестабильной». «С начала января 2024 года зарегистрировано 825 лабораторно подтверждённых случаев кори, из которых опять-таки основной процент составляют дети до 14 лет — 495 случаев, подростки — 107 случаев и взрослое население — 223 случая», — рассказала на пресс-конференции 30 января Асель Калыкова, заместитель руководителя департамента санитарно-эпидемиологического контроля Алматы. В Минздраве отчитываются, что рост заражения корью продолжается и в регионах — лидируют Актюбинская и Атырауская области. САМАЯ КРУПНАЯ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 30 ЛЕТ Вспышку кори, которая началась в конце 2023 года, назвали самой крупной за последние 30 лет в Казахстане. Она превысила показатели по распространению в 2,1 раза по сравнению с предыдущим случаем масштабного распространения кори, который пришёлся на 2019 год. Первые случаи активного распространения кори в Казахстане отметили почти год назад — в марте 2023-го. Тогда главный санитарный врач страны Айжан Есмагамбетова сообщала о 20 случаях заражения, которые выявили на тот момент в семи областях. Сезонное заболевание, заражаемость которым снижается весной, продолжило бушевать в стране и летом. В июле в Казахстане было зафиксировано уже две тысячи случаев и рост распространения продолжился. Вспышку заболевания тогдашняя министр здравоохранения Ажар Гиният связала с туристами, мол, они привезли инфекцию из Египта, Турции и России. К октябрю ситуация усугубилась и в отдельных регионах начали открывать дополнительные стационары для больных корью. В Актюбинской области, где осенью был большой прирост заболевших, пациентов, которых госпитализировали семьями, начали располагать в санатории «Чайка». На тот момент в области 80 человек лечились стационарно. Большое количество заболевших также было зафиксировано в Мангистауской, Алматинской, Жамбылской областях, также в городах-миллионниках — Алматы и Шымкенте. ДВА МЕСЯЦА БЕЗ ДИАГНОЗА 16-летний сын Сергея Измайлова своевременно получал все прививки по возрасту. В середине декабря прошлого года у подростка поднялась температура до 39 градусов и выше, появилась слабость, после по телу начала появляться сыпь. Родители связали симптомы с корью — в их подъезде к этому времени уже были заболевшие. Но врачи не спешили ставить диагноз корь и несколько раз брали анализы — кровь, мазки, мочу. Каждый раз результаты на корь были отрицательными. — Мы сдали анализы, после чего нам сказали, что корь не подтвердилась. Объяснили это тем, что, возможно, мы «рано сдали анализы». 28 декабря пришли к нам домой и повторно взяли анализы: кровь, мочу и мазок изо рта. Опять не подтвердился. Опять сказали: «либо рано сдаёте [кровь], либо уже поздно», но прописали лечение, — рассказывает Сергей Измайлов. В больницу подростка не брали. Самостоятельное лечение дома не давало ожидаемых результатов — высокая температура держалась больше двух недель, а высыпания на коже распространялись. 1 января, спустя две недели после начала заболевания, Сергей с супругой повезли сына в больницу и вновь получили отказ: анализы корь не подтверждают. Добиться госпитализации Измайловым удалось спустя ещё неделю, 7 января. В инфекционном отделении больницы им пришлось ждать очереди на приём и добиваться госпитализации, после чего мальчика забрали, но мест в палатах не было, и его положили в коридоре. Там, говорит Измайлов, подросток лежал несколько дней. Перевели его в палату только после обращений в Минздрав через социальные сети, говорит Серегей Измайлов. Всё это время мази и часть лекарств родители привозили в больницу сами — нужных препаратов в стационаре не оказалось. — Врачи говорили, что по всем внешним признакам это корь, но им нужно подтверждение анализами, — сокрушается Измайлов. Спустя вот уже более двух месяцев подростку так и не смогли установить точный диагноз. Сейчас Измайловы продолжают обследовать ребёнка и пока в диагнозе указан «аллергический дерматит». «КАКАЯ-ТО АЛЛЕРГИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ» Семь дней не могли поставить диагноз и 12-летнему сыну жительницы Астаны Кимет Есенали. Мальчик не получал прививки из-за сложного диагноза — ДЦП. Когда ребёнок заболел, мама заподозрила корь — у мальчика была высокая температура и сыпь. Врачи приезжали на вызовы, но не госпитализировали подростка. — Сначала говорили, что это какая-то аллергическая реакция. Четыре врача и две бригады скорой помощи приезжали и не могли поставить диагноз ребёнку. Потом поставили пневмонию, мы сделали рентген, и он не подтвердил пневмонию. Семь дней я его лечила дома сама, в поликлинике даже нет антибиотиков нужных. Я выпросила один [препарат], но он оказался слабым, и мне пришлось самой покупать лекарство, — рассказывает Кимет Есенали. Спустя неделю женщина добилась госпитализации тяжело болеющего сына, но спустя четыре дня была вынуждена выписаться — в больнице не было условий для ребёнка с ДЦП, утверждает Есенали: в одной из палат, где они лежали, не было туалета и ванной, а в помещении было холодно. — Я начала звонить в Минздрав, не смогла дозвониться в департамент материнства и детства — сказали, там им некогда. Я позвонила руководителю управления здравоохранения, спросила, почему такие условия, почему нет мест, приходится лежать в такой палате. После врачи перестали приходить на осмотр. Назначенные процедуры медсестры тоже выполняли с трудом — приходилось за ними бегать, искать их. Хотя мне просто нужна была помощь, так как ребёнок с особенностями развития, — говорит Кимет Есенали. ОТВЕТЫ МИНЗДРАВА И ПРОСРОЧЕННАЯ ВАКЦИНА Самый высокий всплеск заболеваемости корью в Казахстане привёл к гибели двух детей — оба ребёнка, как заявили в Минздраве, не достигли возраста вакцинации, им не было года. Один малыш скончался в Астане, ещё один летальный случай произошёл в Восточно-Казахстанской области. В ВОЗ отметили высокое распространение кори в Казахстане и, со ссылкой на местные власти, связали это с отказом от вакцинации. «Самый высокий уровень распространения кори наблюдался в Казахстане. Там зарегистрировали 13 677 случаев заболевания в 2023 году, 11 300 из них — среди детей в возрасте до 14 лет. 70 процентов из них не были привиты против кори», — заявили во Всемирной организации здравоохранения к концу января, подчеркнув, что власти страны «инициировали масштабные меры реагирования на вспышку кори». Ещё в ноябре Ажар Гиният, которая на тот момент занимала пост министра здравоохранения, объявила масштабную кампанию вакцинации от кори и сама вместе с внуком пришла в одну из клиник столицы для получения дополнительной дозы вакцины. Гиният в начале декабря заявила, что массовая иммунизация поможет стабилизировать ситуацию по кори к концу 2023 года. По словам тогдашнего министра, к январю число заболевших предполагалось значительно снизить или вовсе побороть заражение. «Мы делаем свою работу. Мы работаем с народам, говорим о заболеваниях, последствиях, течениях», — заявила тогда Ажар Гиният. В обществе массовая повторная иммунизация вызвала критику. Усугубило ситуацию сообщение из Павлодарской области, где прокурорская проверка выявила, что детей там прививали просроченными вакцинами. Иммунолог, профессор и главный научный сотрудник Научного центра гигиены и эпидемиологии Борис Каральник утверждает, что даже в случае массовой иммунизации важен индивидуальный подход к вакцинации. Повторную прививку важно делать, учитывая все особенности организма — от полученных ранее вакцин до перенесённых заболеваний. — В зависимости от этого нужно корректировать регламент вакцинации. У нас это плохо предусмотрено. Но у нас в принципе вакцинацию надо развивать с индивидуальным подходом, как и лечение, собственно. Но этого пока у нас нет, не доросли до этого, — высказался профессор. По информации Минздрава Казахстана, плановую вакцинацию против кори должны пройти 600 тысяч человек — это 84 процента от всех подлежащих иммунизации детей в возрасте от года до шести лет.

  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
13 апреля 2024