Наш веб-сайт использует файлы cookie, чтобы предоставить вам возможность просматривать релевантную информацию. Прежде чем продолжить использование нашего веб-сайта, вы соглашаетесь и принимаете нашу политику использования файлов cookie и конфиденциальность.

Реформатор, о котором у нас редко вспоминают

ratel.kz

Реформатор, о котором у нас редко вспоминают

В трех предыдущих публикациях на Ratel.kz - "Реформаторы. Всякие и разные", "Национальный герой, изгнанный своим народом" и "Крушение царя царей" - шла речь о реформаторах, которые обещали, но не провели необходимых для их стран реформ. Сегодня мы расскажем о реформе избирательной системы, одной из важнейших в истории Великобритании. В свете грядущих у нас в стране парламентских выборов рассказ о реформе избирательной системы имеет определенную актуальность. Реформа 1832 г., проведенная Чарльзом Греем, который был лидером вигов и премьер-министром в 1830-1834 гг., не была революционной. Все имущественные цензы, ограничивающие избирательные права сохранились. Количество избирателей за счет реформы увеличилось с 220 тыс. до 670 тыс., более, чем в три раза, но это было всего лишь чуть меньше 6% от всего населения страны. Выдающееся значение этой реформы заключается, во-первых, в том, что политическая конкуренция вышла за пределы элиты (аристократии, иерархов англиканской церкви и крупной буржуазии) и распространилась на городской средний класс. Теперь исход политической конкуренции решался не путем интриг, а в ходе избирательных кампаний, где политики апеллировали не друг к другу или монарху, а к городскому среднему классу. Соответственно, и это, во-вторых, городской средний класс стал реальной политической силой. Всё это сделало государственное устройство более устойчивым. В результате реформы выиграла не какая-то одна элитарная группировка (на самом деле все элитарные группировки, пусть и незначительно, проиграли), а государство и общество в целом. То, что у нас до конца не понимают – политическая конкуренция, базирующаяся на относительно справедливой избирательной системе, служит на благо государства и элитных групп, делая их положение более устойчивым. Все государства, в которых политическая конкуренция подавлялась, пережили революционные потрясения. Великобритании благодаря реформе Грея этого удалось избежать. Система выборов в парламент сложилась в период расцвета средневековья и отражала систему феодальных отношений, в которой крупные землевладельцы обладали привилегиями. Распад феодализма, рост городского населения и сокращение сельского населения никак не повлияли на саму систему выборов. В результате образовались "гнилые местечки", в которых проживало несколько десятков человек, а то и меньше, но которые избирали в парламент своих представителей. Депутаты от таких местечек составляли почти половину парламента. Были "карманные местечки", в которых местный земельный магнат полностью контролировал выборы. В то же время, такие крупные города как Манчестер или Бирмингем вовсе не имели своих представителей в парламенте. Не могли быть избраны в парламент и представители от католического меньшинства, что было несправедливо с учетом католической Ирландии. Разумеется, ни о какой конкуренции за голоса избирателей между кандидатами в депутаты парламента в "гнилых" и "карманных" местечках не шла. В городских округах, как правило, небольших, с количеством избирателей от 500 до 1 тыс., очень часто голоса просто покупались. Сами депутаты, избранные отнюдь не в конкурентной среде, обменивали свою поддержку той или иной элитарной группы на синекуры, контракты, льготы для себя и членов своих семей. Реформа назрела: избирательная система и состав парламента никак не соответствовали политическим, социальным и экономическим реалиям страны, сложившимся в стране в первой четверти XIX века. Во-первых, были ликвидированы избирательные округа в 83 самых маленьких "гнилых" местечках. Освободившиеся места перераспределили между городскими и промышленными округами. Во-вторых, избирательные права получили пожизненные арендаторы земли, имущество которых оценивалось в 10 и более фунтов стерлингов. Имущественный ценз отменен не был, но это изменение уравняло в правах землевладельцев и арендаторов земли. В-третьих, в силу изменений требований к правам собственности была введена регистрация избирателей. В результате реформы усилились политические позиции городского среднего класса. Теперь он стал в основном влиять на исход выборов. Обязательная регистрация избирателей привела к тому, что тори и виги, бывшие больше элитными клубами по интересам, чем политическими партиями, стали трансформироваться именно в политические партии – массовые обезличенные организации. А члены партии стали рекрутироваться из числа избирателей, т.е., в первую очередь, из представителей городского среднего класса. А это еще больше усилило его политическое влияние. В-четвертых, эта реформа ослабила политическое влияние палаты лордов. После ликвидации, пусть и неполной, "гнилых" местечек, возможности пэров влиять на выборы в палату общин резко уменьшились. Вместе с ослаблением позиции палаты лордов ослабли политические возможности монарха – он перестал быть важной, иногда ключевой, фигурой политических интриг во внутриэлитных кругах. Закон о реформе проходил утверждение в парламенте с большим трудом. И если бы его не поддерживало большинство элиты, то он вряд ли был принят. Но большинство элиты его поддержало, потому что она понимала, что сохранение старых порядков идет во вред стране. Даже король Вильгельм IV приложил усилия для принятия этого закона, несмотря на то, что он ущемлял в конечном итоге его монаршие права. Он лично оказал давление на палату лордов, чтобы та не препятствовала принятию закона. Когда элита понимает, что идя на уступки и отказываясь от части своих привилегий, она сохраняет свое политическое и экономическое влияние, тогда успешные реформы в стране возможны. Когда элита не желает поступиться ничем, это заканчивается крахом для нее и трагедией для страны. Фото: autogear.ru. ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ И ЧИТАЙТЕ НАС В TELEGRAM!
  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
21 апреля 2024