Наш веб-сайт использует файлы cookie, чтобы предоставить вам возможность просматривать релевантную информацию. Прежде чем продолжить использование нашего веб-сайта, вы соглашаетесь и принимаете нашу политику использования файлов cookie и конфиденциальность.

От колеровщика по подбору цвета для машин до ученого: история одного химика

rus.azattyq-ruhy.kz

От колеровщика по подбору цвета для машин до ученого: история одного химика

Правительство Казахстана последовательно развивает поддержку науки в Казахстане. Одна из первостепенных проблем – заработная плата. По данным Министерства науки и высшего образования РК, в 2022 году средняя зарплата ученых составляла 152 тысячи тенге. Однако всем ведущим ученым, которые работают и публикуются, повысили зарплату на 72%. То есть вернули формат базового финансирования фундаментальной науки для того, чтобы ведущие ученые страны не зависели от результатов грантов. В результате по итогам прошлого года зарплата составила 257 тыс. тенге, максимальная – 1,5 млн тенге. Достаточно ли этого, рассказал Azattyq Rýhy ученый-химик Федор Мальчик. Федор Мальчик родился в Алматы в самой обычной семье. Мама – швея, отец – водитель троллейбуса. Когда ему исполнилось шесть лет, семья переехала в деревню, расположенную в 60 километрах от южной столицы с красивым название Привольное, где папа устроился пастухом, в мама следила за домашним хозяйством. Мальчик вспоминает, как отец уходил на весь день со стадом на выгул далеко от деревни, а сын в обед носил ему еду. Но в школу он поступил в городскую, поэтому во время учебного года жил с бабушкой, а на лето уезжал к родителям. «Это было чудесное время. С третьего по пятый классы перебрался в деревню и там поступил в школу, но ненадолго, потому что с пятого по одиннадцатый классы обратно перебрался в город. Школьные годы были чудесными, я занимался авиамоделизмом, строил деревянные самолетики, все время проводил на улице, так как первый компьютер приобрели только в 10 классе. В это же время успел поработать костоправом, маляром и колерщиком», – рассказывает Мальчик. В 2008 году он поступил в Казахский национальный университет имени аль-Фараби, где и задержался аж на 9 лет, так как получал степень PhD по химии и химической технологии. Он вспоминает, что на выбор профессии и путь в образовании повлияло два фактора. Первый – это школьный учитель по химии Владимир Шварцман, который, по словам учетного, просто «шедеврально» знал и преподавал свой предмет. «Причем слово «шедеврально» заключается во всем: он и давал знания, и спрашивал их вдвойне. К примеру, за отсутствие ответа или не выполненное домашнее задание он мог поставить и кол, «1», так и «2,5» мотивируя это тем, что ты знаешь чуть больше чем на «2». В то время по пятибалльной системе можно было ставить учителям только целые числа в журнал, а у него красовались и «2,5» и «3,5» и так далее. У меня в основном было 4 или 5, мне просто понравился очень предмет и преподаватель, который искусно его преподносил. Я участвовал в школьных олимпиадах и доходил до городских, но дальше не пробивался», – вспоминает молодой человек. Второй фактор – это работа колеровщика. Подбирать нужный цвет для покраски машины это целое искусство. «Практически цвет нужно создать с нуля. Для получения нужного оттенка нужно смешать от четырех до шести цветов. Это и есть химия, думал я на тот момент, – смешивание и получение чего-то нового», – улыбается он. В данный момент Федор Мальчик работает по профессии в Центре физико-химических методов исследования и анализа при Казахском национальном университете имени аль-Фараби в лаборатории электрохимических производств. Эту лабораторию с 2022 года он возглавляет. Основное направление работы – это научная деятельность в области электрохимии, в частности исследование новых материалов для химических источников тока (батарей). «Батарея, которую мы привыкли видеть в наших гаджетах (ноутбуках, телефонах и так далее – AR) – сложное устройство, состоящее из многих компонентов. Каждый компонент можно совершенствовать и оптимизировать практически бесконечно, ведь каждый хочет, чтобы его телефон работал дольше и с быстрой подзарядкой. Глобальных изобретений, которые были бы запатентованы еще нет, однако я занимаюсь передовыми исследованиями в области натрий- и магний-ионных батарей (у всех на слуху только литий-ионные – AR), и эти научные достижения находят признание в статьях, которые наша группа публикует в журналах мирового уровня», – объясняет ученый. Практическая значимость, по его словам, присутствует во всех исследованиях, однако за реализацию исследований научных сотрудников должен взяться уже следующий сектор, так называемый, коммерческий, который смог бы воплотить эти исследования в жизнь. К примеру, в лаборатории Федора Мальчика был изготовлен макет натрий-ионной батареи. Он отмечает, что эти исследование далеко не первые в этой области, и уже существуют коммерческие продукты в мире на этой основе, однако в Казахстане этого производства нет. Но при соответствующей доработке макета и его апробации можно говорить о потенциальной реализации его в коммерческом русле. Говоря о поддержке от государства, Мальчик утверждает: «Она есть». Как правило, это научные гранты на исследования. Суммы, по его словам, средние: на них можно купить часть необходимого оборудования, реактивов, обеспечить зарплату коллективу, съездить на стажировки для повышения квалификации. Однако, признается ученый, исследования в области батарей требуют большого количества сложного, дорогого и специфического оборудования, которого в Казахстане нет. «Но это не повод отчаиваться, мы заводим коллаборации для выполнения сложных научных исследований. В частности, я поддерживаю тесные связи с Израилем (университет Bar-Ilany), Францией (Ecole Nationale Supérieure des Mines de Saint Etienne) и США (университет Drexel), и реализация совместных проектов с использованием аппаратурной базы других университетов приносит свои плоды. Я верю, что и у нас в скором времени будет достойная аппаратурная база для выполнения сложных научных исследований», – говорит ученый. Федор Мальчик отмечает, поддержка со стороны государства – это хорошо, но хотелось бы, чтобы и бизнес-сектор тоже проявлял к этому интерес. Не на должном уровне остается и уровень заработных плат научных сотрудников, который в сравнении с мировыми стандартами, гораздо ниже. Причем, объясняет он, уровень заработной платы целиком и полностью зависит от тебя самого. То есть не смогла лаборатория выиграть грант, значит руководитель не смог обеспечить себя, коллектив, в первую очередь, заработком. В таком случае остается одно – ждать следующую возможность выиграть этот самый грант. «Хочется, чтобы у научных сотрудников была поддержка от государства в этом плане, – констатирует Мальчик. – Этот же вопрос встает при найме новых научных сотрудников, которые хотят достойную заработную плату, которые отучились 7-9 лет в университете, чтобы заниматься наукой. Но, когда узнают об уровне заработных плат, по большей части отказываются и ищут другие пути заработка, не связанные с научной деятельностью. Я знаю много примеров однокурсников, коллег и знакомых по профессии, которые закончили научную деятельность и ушли в другие сферы за большими заработными платами». Плюсы в работе – это несомненно сам научный труд. Ученый верит, что он может принести пользу не только Казахстану, но и миру. И без веры в этом вопросе, помимо упорства и знаний, тоже не обойтись. «Можно сидеть, химичить в уголке лаборатории тихо, получать за это деньги и уходить домой. Но это не интересно и не эффективно. Ты попробуй сделать, доказать, что это правильно и, в идеальном случае, применимо и полезно. Еще большой плюс, что ты передаешь знания следующему поколению, причем не только локально в Казахстане, в своей лаборатории или студентам (Федор Мальчик еще преподает – AR), а по всему миру, так как твои статьи в международных журнала читают, их цитируют. А это значит, что им доверяют и признают. Также громадный плюс — это связи с людьми (учеными – AR) по всему миру, мы можем выезжать на конференции по всему миру, стажировки, для прочтения курса лекций и другое. Эти командировки отчасти и есть наш отдых от рутинных дел в лаборатории и путешествия», – рассказывает ученый. Среди минусов Мальчик называет недостаток оборудования, но, с другой стороны, это заставляет двигаться, искать контакты по всему миру и налаживать связи. И, повторяется он, уровень зарплаты, который недостаточен, если заниматься только научной деятельностью. К примеру, ученые со стажем и степенью, как у Федора Мальчика, получают за рубежом 4-8 тысяч долларов в месяц. «Можно уйти в какую-нибудь компанию химическую в Казахстане (нефтехимия, урановая промышленность и так далее – AR) и получать эти деньги, но науки там нет. Там – чистая прикладная химия, которая нужна, никто не спорит, но кто тогда будет заниматься наукой? Израиль, Япония, Китай? Да, они и так там первые, а мы?» – заявляет он. Поэтому, подчеркивает ученый, он выбрал свое направление и здесь он – навсегда. Конечно, говорит Мальчик, легко уехать за границу, получать высокую зарплату, но это легкий путь. А кто будет что-то делать в своей стране? Он признается: действительно, денег на многое не хватает, но от этого только интереснее. И ставит цель – создать в Казахстане научный центр по исследованию химических источников тока, в котором будет все необходимое оборудование, в котором будут работать грамотные специалисты, и к которому будут обращаться за исследованиями в этой области как в стране, так и из-за рубежа. И кстати, Федор Мальчик уже начал работу в этом направлении: у ученого есть коллектив, есть наставник и учитель Андрей Курбатов – гуру, как он говорит, в области электрохимии, подрастает новое поколение молодых сотрудников, которые только поступили в университет, но уже работают в лаборатории и у которых «горят глаза». А это, подчеркивает ученый, «только зажигает в ответ». Поэтому он верит и знает, что создание и открытие центра – это всего лишь вопрос времени.
  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
15 июня 2024