Наш веб-сайт использует файлы cookie, чтобы предоставить вам возможность просматривать релевантную информацию. Прежде чем продолжить использование нашего веб-сайта, вы соглашаетесь и принимаете нашу политику использования файлов cookie и конфиденциальность.

«Либо даёшь себя уничтожить, либо сядешь». Обвиняемая в убийстве мужа просит переквалифицировать статью

rus.azattyq.org

«Либо даёшь себя уничтожить, либо сядешь». Обвиняемая в убийстве мужа просит переквалифицировать статью

По делу против врача-травматолога Асем Алимбаевой из Экибастуза уже прошли предварительные слушания. Её муж Атамурад (в материалах дела его данные отсутствуют, а семья не желает разглашать фамилию) погиб 7 мая. По словам Алимбаевой, в тот день она принесла обед супругу в детский сад, где он подрабатывал сторожем. — Он изрядно выпил пива. Я тоже пила, но это был один небольшой стакан за весь вечер. Он агрессивно себя вёл, попытки успокоить его были тщетны. Напал на меня с ножом. Я отобрала у него нож, побежала. Он повторно напал. Одержимая страхом, в состоянии аффекта я нанесла удар. К сожалению, муж скончался. Это была необходимая самооборона — так произошедшее в тот день в беседе с Азаттыком описывает сама Алимбаева. В браке Асем прожила менее пяти месяцев. Сейчас она на 36-й неделе беременности. Придать дело огласке женщину убедили в Союзе кризисных центров Казахстана, куда она обратилась за помощью. Перед предварительными слушаниями Алимбаева записала два видеообращения. Асем сообщила, что на протяжении недолгого брака подвергалась психологическому и физическому насилию со стороны мужа. Женщина заявила, что обращалась в полицию, супруга забирали, но после он возвращался и вёл себя еще агрессивнее. — До того как мы узнали, что у нас будет ребёнок, он был идеальным. Не пил, проявлял заботу, внимание. Говорил, что верующий, порядочный, читал намаз. В первый же день после регистрации брака он сильно напился, и у нас случилась первая ссора. После этого его как подменили. Ему нужно было контролировать каждый мой шаг. Он требовал, чтобы в свободное от работы время я всегда была у него на виду. Если я занималась своими делами, у него случались вспышки агрессии и ревности. После каждой ссоры он извинялся, обещал, что этого не повторится. Я его любила, хотела, чтобы у нас была счастливая семья, а у ребёнка — отец, — рассказала Азаттыку Алимбаева. Асем Алимбаевой инкриминируют часть 1 статьи 99 — «Убийство». Она и её адвокат борются за изменение статьи на «Превышение самообороны». РЕЗОНАНС — Я не буду давать правовую оценку случившемуся. Но может ли хрупкая беременная женщина умышленно вступить в драку с мужчиной в несколько раз сильнее её и, якобы согласно задуманному, выхватить нож из рук нападающего мужа и хладнокровно убить его? Верится с трудом. Для беременной женщины это была угроза не только для неё, но и для жизни ребёнка. Самозащита — это более реальная версия — так дело прокомментировала депутат маслихата Экибастуза Лейла Касымова. В схожем ключе реагировали многие казахстанцы в социальных сетях, в том числе представители правозащитных организаций, отстаивающих права женщин. В Союзе кризисных центров, куда обратилась Алимбаева, вменяемую ей статью тоже называют «несправедливой». — По версии следствия, она пришла, принесла ему еду. Ножа с собой у неё не было. Логичнее было убить его умышленно, подсыпав что-то в еду, раз уж речь об умышленном преступлении, — говорит PR-менеджер организации Алия Джангужина. В Павлодарском филиале Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности сообщили, что государственный обвинитель может переквалифицировать дело, но для этого необходим комплексный и объективный подход. — Если подсудимая просит изменить статью на «Превышение самообороны», то для этого необходимы основания, которые можно подтвердить различного рода экспертизами. К примеру, насколько она чувствовала угрозу своей жизни и своему ребёнку? Находилась ли она в состоянии аффекта? Необходимо подойти комплексно и оценить ситуацию объективно. Также учесть то, что женщина беременна. Дело касается не только её жизни, но и судьбы не родившегося ребёнка, — говорит Меруерт Шакирова, и. о. директора павлодарского филиала бюро. Какова вероятность того, что обвинение Алимбаевой переквалифицируют, предсказать сложно. По данным Алии Джангужиной, она невелика. В Казахстане по статье «Превышение допустимой самообороны» дела об убийстве рассматриваются в «мизерном количестве», говорит представитель Союза кризисных центров, между тем подавляющее большинство женщин в колониях, осуждённых за убийство, являются жертвами домашнего насилия. — Систематические абьюз, сексуальное насилие, угнетение очень сложно доказать. То есть либо ты даёшь агрессору себя уничтожить, либо ты сядешь в тюрьму, если ты дашь отпор. И, конечно же, мало кто понимает, что женщина не всегда в силах уйти от насильника. Для общества жертва сама во всём виновата, — заключает Джангужина. Сейчас Асем Алимбаева находится под домашним арестом. Её поддерживают близкие. Семья её мужа словам женщины не верит. Они убеждены, что убийство было умышленным. — Ознакомившись со всеми документами и уликами, которые нам дали следователи и прокуратура, мы пришли к выводу, что это умышленное убийство. Мы посмотрели видео, которые камера записывала в тот день, и ни на одном кадре не увидели в его руках ножа, — говорит племянница умершего Райхан Калпеева. — Асем для нас всегда была хорошей женой и снохой. Мой дядя Атамурат отзывался о ней очень хорошо. Что происходило между ними, мы знать наверняка не можем. Они мусор из избы не выносили. У всех бывают ссоры, у них наверняка тоже были, но с нами они этим не делились.
  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
15 июня 2024