Наш веб-сайт использует файлы cookie, чтобы предоставить вам возможность просматривать релевантную информацию. Прежде чем продолжить использование нашего веб-сайта, вы соглашаетесь и принимаете нашу политику использования файлов cookie и конфиденциальность.

Гордон: Я ненавижу и Россию, и подавляющее большинство русских. И у меня есть на это право. Я никогда не забуду, что они сделали

gordonua.com

Гордон: Я ненавижу и Россию, и подавляющее большинство русских. И у меня есть на это право. Я никогда не забуду, что они сделали

– Дмитрий, у нас зрители, как вы хорошо знаете как профессионал, очень любят блиц: короткие вопросы – короткие ответы. Мы всегда так начинаем: четыре коротких вопроса. Можно?

– Конечно.

– Первый. Русский народ – рабы?

– Безусловно.

– [Президент Украины Владимир] Зеленский пойдет на второй срок?

– Этого не знает никто, в том числе и Зеленский.

– Украинская армия освободит Беларусь?

– Думаю, нет. Не пойдет туда.

– [Пятый президент Украины Петр] Порошенко сядет в тюрьму?

– Нет.

[...]

– Все говорят мне, русские, что "не вздумай лезть во внутреннюю политику в Украине". А я говорю: "Я же не лезу, я просто поговорить..." А мы что, как вот болтались, так сказать, по всему миру, так и дальше будем болтаться? Просто очень хочется чтобы эти реформы наконец случились. Вы понимаете?

– Да, конечно, очень хочется, чтобы как можно быстрее победа случилась. Потому что будет победа – будут реформы. Вот сегодня нужна нам победа. Победа. Кстати, победа для нас, украинцев, – это не просто выход на границы 1991 года. Это еще не победа. Это полдела. Если рассматривать победу, то это понятие включает в себя целый ряд моментов. Это не только выход украинской армии на границы 1991 года и возвращение всех незаконно оккупированных территорий, включая Крым и Донбасс. Это демилитаризация, денацификация фашистской России. Это, безусловно, создание демилитаризованной зоны между Россией и Украиной. Это, безусловно, моральная ответственность каждого россиянина, историческая, коллективная ответственность за развязанную бойню в Украине. Это, безусловно, покаяние России. Это, безусловно, репарации за причиненный ущерб Украине. И говоря о репарациях, я бы говорил не только о выплате денег за поврежденную инфраструктуру, но я бы в пользу каждого погибшего украинца с государства Россия взыскал бы миллион или два долларов. В пользу каждого погибшего украинца – его семье.

В идеале, конечно, для меня распад России. Потому что эта страна не имеет права на жизнь. Это несостоявшаяся империя, это страна-фейк, это страна-позор, это страна-изгой, это страна, которая безнадежно отстала во всем: в технологиях, в человеческом каком-то ключе, вы знаете, в культуре – во всем, за что ни возьмись, она отстала от цивилизованного мира. И бряцать оружием в ХХІ веке, быть обезьяной с гранатой никому не позволительно. Поэтому я думаю, что Россия обречена на распад. И я буду рад, если это произойдет.

– Ну давайте тогда, раз вы сказали, что в России совсем все плохо, я скажу, что в России хорошо. По крайней мере о компании "Яндекс". И когда я уезжал, ровно за день до моего отъезда из России, 6 марта прошлого года, я в центре города видел, так сказать, маленькие роботы – доставщики пиццы, еды, того-сего. Я знаю, что создатель "Яндекса" в Израиле. И что не факт, что "Яндекс" выживет внутри России, но пока есть. И вот эти талантливые люди, предприниматели русские... Я позволю и себя отнести тоже, так сказать, не к худшей части России. Все-таки когда вы говорите, что тотальная месть, тотальная зачистка, то вы как бы и меня относите к тем, кто подлежит зачистке и тотальной мести.

– Извините. Это не мои слова: "тотальная месть" и "тотальная зачистка". Я их вообще не произносил.

– Вы сказали: "Каждый россиянин должен то ли заплатить, то ли понести ответственность". Вот прямо можем пленку отмотать.

– Я повторю, что я сказал. Я сказал, что россияне как народ: это значит, каждый россиянин – несут коллективную, историческую, моральную ответственность за чудовищный геноцид против украинцев и Украины и преступления против украинского народа. Коллективная, историческая, моральная ответственность.

Она сродни ответственности немцев. Вы знаете, я не отношусь к тем, кто говорит, что все русские плохие. Нет, я не отношусь. Я никогда не назову народ плохим. Никакой народ я никогда не назову плохим.

Но по аналогии с фашистской Германией... Ведь подавляющее большинство немцев были за Гитлера. Да, культурная нация, страна [литератора Йоганна Вольфганга фон] Гете, [поэта и философа Фридриха] Шиллера, [композитора Иоганна Себастьяна] Баха и так далее, [философа Фридриха] Ницше... Казалось бы. Нет. Почти поголовно немцы были за Гитлера. Они молчали, когда Адольф Гитлер убивал 6 миллионов евреев, сжигал в печах. Они молчали, когда Гитлер устраивал страшные преступления на территории разных стран. Молчали. Им это нравилось. Поэтому немцы понесли коллективную, историческую, моральную ответственность. Немцы понесли ее и несут до сих пор. И финансовую в том числе.

Я вам скажу на примере своих родителей. Мои родители от Германии получили как дети войны по три, по-моему, тысячи евро в свое время. Это и называется "коллективная ответственность". А почему? Потому что и папа, и мама вместе со своими родителями неполными семьями были эвакуированы во время войны. Папа с семьей жил в Алма-Ате, мама с семьей – в Уфе. Мамин папа, который был заместителем председателя Киевского городского совета народных депутатов, был повешен немецкими фашистами в Киеве, когда они сюда пришли. Поэтому это и называется "коллективная, моральная, историческая ответственность народа".

Почему русские молчат сегодня? Страшно. Допускаю. Сажают за то, что не согласны. Но они же терпели это чучело у власти 20 с лишним лет. Они же не вышли массово на протесты, когда еще можно было выходить, когда Россия вторглась в Украину. Это говорит о том, что количество подонков среди русского народа зашкаливает. При этом я никогда, повторяю, не скажу, что русский народ плохой. Потому что пока есть [Лия] Ахеджакова и такие люди, как [Андрей] Макаревич, допустим, [Борис] Гребенщиков, [Максим] Галкин, [Анатолий] Белый, [Артур] Смольянинов... Можно перечислять долго. Пока есть эти люди, нельзя о народе такое говорить.

– Ох, Дмитрий, тяжко мне было вас слушать. Вы знаете, вы первый украинец, который жестко меня отчитал, отхлестал. И я вот...

– Нет, нет, ни в коем случае я вас не отхлестал.

– Дмитрий, я вам скажу свои впечатления. Когда вы говорите: "Вы терпели 20 лет Путина..." Ну я же тоже его терпел 20 лет. И поэтому я вам говорю свое ощущение. Вот абсолютно вы, так сказать, суровый и справедливый судья, который вынес мне обвинительное заключение. И дальше я имею право на какое-то слово. Нет, я просто говорю свои впечатления: что я впервые столкнулся с таким, и мне нечем, в принципе, возражать. Вот что я могу сказать на это?

– Вы знаете, сегодня, когда на Белгород летят бомбы и ракеты и когда люди в панике: белгородцы, шебекинцы – сидят в бомбоубежищах и плачут, и кричат, они не задавали же себе вопрос, а что чувствуют украинцы? Они кайфовали: "Дави их, правильно. Фашисты украинские. Дави их". Они поголовно почти радовались. Вы это знаете. Это доминирующая точка зрения.

– Я знаю, что не поголовно. Моя оценка: от силы 10% радовались.

– Почти поголовно. Это почти доминирующая точка зрения в российской обществе. А теперь они говорят: "А нас-то за что? Ну они – фашисты. Понятно. А нас чего бомбят?" Знаете, посмотрите, пожалуйста... Вот моя жена Алеся Бацман взяла интервью у девочки 18-летней Марии Вдовиченко, которая...

– Я смотрел.

– ...которая жила в Мариуполе. Это потрясающее интервью, это огромная журналистская удача. Мы с вами можем это оценить. Это голос времени. Я уверен, что это интервью и Мария Вдовиченко будут задействованы на будущем трибунале над нацистскими преступниками: Путиным и всей этой бандой. Вы понимаете, молчит Россия.

Пришли сюда еще в 2014 году, забрали территорию, издевались над людьми, продолжают издеваться. И как! Варварски, изуверски в ХХІ веке... Да что это такое? Слушайте, три тревоги за ночь. Люди же не спят, дети боятся. Сегодня ночью летят 10 "Искандеров" гиперзвуковых, и неизвестно, где они приземлятся. И дети погибают, не добежавшие до бомбоубежища. И падают обломки на поликлиники, на многоквартирные дома... Что это такое?

Как они могли расстреливать в первые же дни войны Харьков из С-300: прямо жилые кварталы Харькова? Собаки, вы же говорили: "Мы идем освобождать русских от нацистов". Так многие жители Харькова – русские по национальности и говорят по-русски. Так вы по русским били, по жилым домам "Градами", ракетами, по многоэтажкам в ХХІ веке... И никто ничего. Практически никто ничего. Поэтому у меня к русскому народу...

– У меня просто чувство, что это я бомбил, что это я поддерживал Путина, что, так сказать, "где я был восемь лет".

– У меня к русскому народу большие претензии, большие вопросы. Я считаю, что великая русская культура в лице эфиопа [Александра] Пушкина, шотландца [Михаила] Лермонтова, поляка [Федора] Достоевского, украинца [Николая] Гоголя и русского [Михаила] Салтыкова-Щедрина – она не сработала.

– Да ладно, [Лев] Толстой был русский и он выступал против Первой мировой войны. И его не печатали. Только в Лондоне издали.

– Не, не, я о другом говорю. Я говорю о том, что эта культура не сработала на русское общество. На русское общество сработали еврей [Владимир] Соловьев, армянка [Маргарита] Симоньян и русская [Ольга] Скабеева. Вот эти трое сработали лучше, чем Пушкин, Лермонтов и Достоевский, вместе взятые. Оказалось, что русское общество расчеловечено. Оказалось, что русские способны аплодировать убийствам, бомбежкам, изнасилованиям, преступлениям. Что это такое?

Киевская область... Слушайте, тут много состоятельных людей живет. Когда эти зомби приходили сюда, они были поражены, как живут люди здесь. Как это так? В Буче, в Ирпене сотни людей находят со связанными сзади руками со следами пыток, изнасилований, мучений. Связанные, застреленные в голову... Да что это такое в ХХІ веке? И вы хотите, чтобы я хорошо относился к России и к русским? Нет, я очень плохо к ним отношусь. Я вам скажу больше. Я ненавижу и Россию, и подавляющее большинство русских. И у меня есть на это право. Они породили эту ненависть. И я никогда не забуду, что они сделали для меня и для моей страны.

– Ой, Дмитрий, ну у меня единственный выход тогда: это переходить на язык такой: знаете, реальной, конкретной политики. Для того, чтобы ваши чаяния о том, чтобы Россия понесла ответственность, чтобы они реализовались, – для этого вам ну

  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
23 сентября 2023