Наш веб-сайт использует файлы cookie, чтобы предоставить вам возможность просматривать релевантную информацию. Прежде чем продолжить использование нашего веб-сайта, вы соглашаетесь и принимаете нашу политику использования файлов cookie и конфиденциальность.

Фейгин: Москва с высокой степенью вероятности готовит наступление на севере. Это последняя масштабная авантюра

gordonua.com

Фейгин: Москва с высокой степенью вероятности готовит наступление на севере. Это последняя масштабная авантюра

– Марк, добрый вечер. – Рад приветствовать, Дмитрий. – Взаимно. Скажите, пожалуйста, вы успеваете смотреть чемпионат мира по футболу в Катаре? – Я начал смотреть. Я в дороге вчера был и начал смотреть Австралию с Францией. И не досмотрел до конца, честное слово, не успел. – Но вам интересно, что там происходит? – Я в прошлом, можно считать, болельщик. Есть много других дел – сейчас не до того. Но мне интересно, как это в Катаре происходит. Все-таки это страна весьма ультраконсервативная, религиозная. А все эти веяния на Ближнем Востоке, в Южной Азии – смотрите, как быстро все охватывает, как быстро все меняется. Там же были запреты на всякого рода проявления, а девушки ходят достаточно открытые. Для такой страны очень необычно. Так что сам по себе чемпионат мира… Сегодня один счет на табло, завтра другой, а в принципе ничего не меняется. А с точки зрения изменения мира такие мероприятия – это очень необычно. – Ну что ж, теперь к нашим баранам. – Да. – Что бараны в Москве себе думают? – Если в целом охарактеризовать ситуацию, как мне это видится, складывается впечатление, что они в свою победу особенно не верят. Это какая-то новая вещь. Я посмотрел отрывки из пропаганды – мне Андрей Пионтковский все время подкидывает – и действительно складывается впечатление, что они выпустили в паблик, то есть и Прилепин высказывается, и Скабеева со своим муженьком... Явно это нечто новое. Появилась такая интонация, я бы сказал... Определенно она разрешенная. Это не то что они от себя... – Конечно. – "Да-да, нужно создавать условия для переговоров, добиваться переговорами целей "специальной операции". Само по себе это невозможно. Как вы переговорами этого добьетесь? Но явно атмосфера меняется – сильно отличается от лета и даже от сентября, когда начиналась харьковская операция. Похоже, здесь не только военные победы ВСУ имеют значение, но, видно, что-то на Западе стало меняться. Я имею в виду, по части переговоров с Китаем. Похоже, что присоединяются все новые игроки, давя на Москву, что "надо уже завершать". А как завершать? Это такой мучительный выбор между состояниями… По-моему, это главное сейчас. – Уникальная история. Попов на ток-шоу вдруг разразился, на первый взгляд, несанкционированной речью о том, что, "ребята, ничего своего нет, мы на "Сапсанах" привыкли ездить, а если отберут у нас "Сапсаны"?.. А iPhone, а планшеты, а компьютеры?.." То есть вдруг до этого идиота дошло... Хотя они же со Скабеевой в Нью-Йорке жили, они все прекрасно понимают. Циничные твари. Но до него дошло, что Россия ничего не производит. Помните, как Матвиенко воскликнула на заседании Совета Федерации? – Гвозди... – "У нас даже гвозди не производят!" Я всю жизнь об этом говорю: нетехнологичная, дурная страна. И вдруг до них дошло, что могут все забрать. Это санкционированно, вы считаете? – Я думаю, что в конечном счете да. Ну, скажем так, из разговоров, из обсуждений внутри среды пропагандистской – я не исключаю, что эти веяния идут из администрации президента. Они, конечно, ориентированы на Громова, частично – на Кириенко. Это витающая в АП концепция, что нужно создавать условия для оформления уже достигнутого. Дальше они могут только катиться в пропасть. Я, кстати, не исключаю, что есть экономические разного рода вещи, выкладки той же Набиуллиной и так далее, которые показали, что их не хватит надолго на ведение операции. Если введут ценовой коридор на энергоносители, поступления от продажи энергоресурсов снизятся в разы... Если усиливающееся давление со стороны Запада... А если еще и Китай каким-то образом вовлечется, то на сколько хватит возможностей? Я не исключаю, что оформляется партия, которая выступает за попытку прекратить это все. Там ведь была еще одна очень интересная цитата: "Ну как? Бомбить города мирные?" – "Да, это же цели "операции" – уничтожать гражданскую инфраструктуру, которая может способствовать военным потребностям". Имеется в виду энергетика. Но ведь под этим-то контекст какой? Мы типа ставим и средством, и целью уничтожение жизни в Украине. Совершенно очевидно: нет тепла, воды, электричества... Вы, собственно, с кем воюете тогда? Даже этот дурак – Кедми конченый – говорит: "Нельзя говорить, что города стирать с земли". А до этого вы что делали? А до этого вы что, одобряли с 24 февраля? До них, видите ли, дошло, что нельзя. И я думаю, дошло не потому, что это этически, морально неприемлемо, а потому что не дает результата. Ну вы можете еще забомбить, но чего вы добьетесь? Вы только ухудшите собственную ситуацию, а не ситуацию в Украине. – Вот противная личность Кедми этот… Аферист какой-то, но явно агентура? – Вы знаете, он прошел длинный путь еврейского отказника еще в советские годы, с плакатиком ходил... – Типа отказника. Делали легенду. – Но не сидел. Щаранский сидел. – Да. – Книгу Щаранского читал, как он рассказывал о своих беседах с кагэбэшником, который говорил: "У нас тоже евреи работают". – "Да вы что?!" – "Да, у нас Кон во Владимирской области, шахматист. Он убирается или пепельницы вытирает". Я к тому, что разный бэкграунд у таких типов. И этот полумошенник в каком-то нативе: то ли эмигрантами занимался, то ли еще чем-то. Был такой покойный Шабтай Калманович, если вы помните. – Ну конечно. Я его знаю. – Его судили за агентурную деятельность в Израиле. Там уж такое прощали... Потому что при отпуске евреев заставляли многих подписывать бумагу о сотрудничестве с КГБ. Это было условие. "Ну или не поедешь". Они приходили сразу в органы и говорили: "Я подписал". – "Ну ладно, не переживай..." А этого осудили. Так что там, безусловно, есть среда. Их вскрывают. Он же был не у дел, а так он к Соловьеву в Россию ездит и вроде как востребован. Но даже и эти понимают, что ситуация настолько ухудшилась и изменилась, что нужно теперь как-то больше рациональности прибавить, разумности. – Вы Соловьева вспомнили – он перепостил полуистерику Попова у себя в Telegram. Это говорит о том, что это все не просто так... Они хотят переговоров. – Да. – Прилепин проговорился: они хотят перегруппироваться, чтобы захватить всю Украину, нарастить силы и вперед пойти. Ну допустим. Они говорят, что "все, что мы взяли, мы хотим оставить". Но кто же на это пойдет? – Да никто не пойдет на это. Это совершенно очевидно. На уровне турбопатриотов они лапидарно выражают цели, которые Кремль преследует. Может, кормит их, что "ничего-ничего, сейчас замиримся, а там перегруппируемся". А с чего это вы перегруппируетесь? Как будто бы Украина не будет готовиться к новой войне. Это во-первых. При том, что уровень поддержки не изменится. Ведь "Рамштайн" никуда не денется и Украина будет укреплять свою обороноспособность и получать все так же оружие. Она тоже будет готовиться. А Москве я не знаю, кто будет помогать. Вы знаете, тут сыграло что? Они увидели, что мобилизация, во всяком случае автоматически, не дает искомого эффекта. Вот это, мне кажется, они увидели. Для них это тоже стало совершеннейшим откровением. "Не победили профессиональные военные... Да бог с ним, наш пойдет мужик 40-летний, он не знает, как сдаваться", – как писал этот мудак Коц... А Стенин, я извиняюсь. "Эти "кузьмичи" дойдут до Берлина". И мы этого "кузьмича" наблюдаем в натуральных условиях. "Кузьмич" пьющий, "кузьмич"-мудак… – Неподготовленный вообще. – Абсолютно. То есть человеческий материал разрыхлился настолько, что они с удивлением узнают: "Ой, они дрова просят". А вы разве не знали? А амуницию им не надо? Ничего не надо? Они представлениями живут какого-то 1941 года, где маршевые роты. Попробуй не пойди – и тебя в землю уложат. Приблизительно так это работало. А сейчас жизнь изменилась. Мы должны констатировать, что даже за 30 лет, пусть даже и чудовищных для России, сложилось какое-то потребительское общество, где они к минимальному хотя бы привыкли. И отсутствие этого ввиду тоталитарной системы... Вдруг выяснилось, что они могут чего-то требовать. "Ну как же вы, "кузьмичи", требуете-то? Вы должны подыхать". А они, видите ли, подыхать не хотят, начинают предлоги всякие выискивать. Я думаю, что это откровением для них стало, потому что человеческий материал сильно плох. И они сейчас думают, что же им в этой ситуации делать. Хорошего выхода нет. Потому что сейчас опять заговорили: "Давайте всеобщую мобилизацию". А чем она будет отличаться от этой мобилизации? – Ничем. – Ничем. Это будет тот же материал. Ну хорошо, вы еще 300 тысяч соберете, а дальше что? Ну вы миллион соберете – дальше что? – А экономика, где взять оружие... – Экономика – это вообще отдельный вопрос. Кто будет осуществлять эту работу? В командовании офицеров не хватает, сержантского состава. Ничего этого нет. Я думаю, что какие-то сейчас они прикидывают варианты, но никакого хорошего нет. И скорее всего из Генштаба идет ситуация, при которой они говорят: "Наши резервы не бесконечны". Они провели мобилизацию, но ничего не произошло. Сейчас кормят всех тем, что они собираются готовить зимнее наступление. Что они точно перережут Бахмут. Бахмут – важная точка, ключевая для развилки на донецком направлении. – Да. – Ну а почему они решили, что добьются этого, если они за предыдущие полтора месяца, по крайней мере с начала мобилизации, не добились? Так обычным количественным показателем этот вопрос не решить. – Потому что "мы русские, с нами Бог". – Посмотреть на них – креста не найдешь. Спроси у какого-нибудь символ веры – никто не ответит. Катехизиса в руки никто не брал. Расчет был на что? Мы объявляем территорию своей, и сам факт, что мы объявляем мобилизацию, должен испугать Запад, Украину и других игроков. Они скажут: "Ну не будем же мы со всем русским народом воевать, который вдруг двинется на Украину в качестве мобилизованных". Выяснилось, что это ничего не дает автоматически. Даст ли это практически – это еще большой вопрос. Но пока никаких достижений мобилизация не дала. Только оставление Херсона. – Чтобы понимать, что происходит, надо хорошо знать историю. Я последние несколько дней пересмотрел советские военные фильмы. "Падение Берлина" 1949 года... – Конечно. – "Освобождение", "Битва за Москву"... Это
  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
4 марта 2024