Новости дня

Высокое небо столицы

ratel.kz

Высокое небо столицы

В столице я, алматинка, бываю редко: раз в полгода, раз в три месяца. И это дает возможность увидеть и оценить те перемены, которые с городом случаются. Подозреваю, что местные жители их просто не замечают, потому что видят свой город каждый день. А приезжим всё сразу ясно: вот этого здания полгода назад еще не было, а вот тут, на месте пустыря, – новое кафе… Город растет и улучшается. И это заметно. Никогда не была ярой фанаткой столицы, но уважала этот город всегда. За силу. За особый характер. И даже за ветер. И потому подпишусь под восторженными откликами о нём. Правда, категорически не согласна с утверждением "Астана – самый новый, современный и модный город страны". Почему самый новый? Ведь городу-то почти 200 лет. История его начинается в 1830 году – именно тогда была построена крепость Акмола. И вокруг этой крепости вырос город Акмола, который 16 июля 1863 года объявили центром всего округа. Ну а позже стал важным коммерческим и экономическим центром региона.Правда, был он городом небольшим в то время: чуть более 6000 жителей, три церкви, 5 школ, 3 фабрики… Но надо ж было с чего-то начинать! А есть еще информация от археологов: они утверждают, что город 19 века был построен на месте старых степных дорог, которые связывали важные торговые точки востока, запада и юга между собой. Подтверждением этому развалины городища недалеко от современной Астаны. Когда-то, в средние века, тут стоял город Бозок… Первый раз я прилетела сюда в Целиноград. С мамой. Она - в командировку, а у меня были летние каникулы, мне хотелось путешествий, вот мама мне их и организовала. Не помню, в каком году, но хорошо помню старый целиноградский аэропорт – маленький, неуютный, пронизываемый ветрами со всех сторон. Да и сам город не шибко впечатлил: обычный серый городок, плохие дороги, мало зелени. После дорогой и любимой Алма-Аты казался, да и был, очень провинциальным и тихим. И свое удивление помню, когда мама, глядя в серую пыльную даль широкого проспекта, обрамленного скучными одинаковыми зданиями, восхищенно сказала: "Ах, как Целиноград вырос, похорошел!"… Целиноградом Акмолинск стал 20 марта 1961 года. А мама приехала сюда в августе. В Целиноград ее отправили после университета, работать учителем истории в одну из "новых" школ. "По распределению", как тогда это называлось. Она, впрочем, призналась, что сама попросилась в Целиноград – это были 60-е, в газетах писали о нем как центре всесоюзного освоения целинного края, о красивых мужественных людях, которые строили новый город (уже тогда строили!) и ей казалось: надо ехать, это так романтично! Вблизи романтики было гораздо меньше. Ей дали комнатку в общежитии для педагогов, просто хибарку, в которой свистел ветер. В "новой" школе – а это тоже была хибара, только большая – свистел ветер. И на улице ветер свистел, не переставая. Надо было таскать ведрами уголь, топить печь. И воду таскать ведрами тоже надо было – водопровод в том районе еще не построили, да и вместо домов - фундаменты. Никто особо, впрочем, не роптал, другого жилья просто не было. Мама рассказывала, что в 1961-м в городе побывал Хрущев с делегацией. Так даже членам делегации, непростым людям – сплошь министрам да начальникам управлений – жить пришлось в тех самых вагонах, в которых они в Целиноград приехали: гостиниц в городе было мало и разместить высоких гостей негде… Было в будущей столице в те годы очень холодно и даже голодно, мама говорила: "Из овощей только картошка". И это всё после теплой и щедрой на овощи-фрукты Алма-Аты!.. Мама в Целинограде отработала один учебный год и вернулась в родительский дом. Второй раз я сюда попала в 1994 году уже взрослой барышней. Ехала на поезде целый день и всю ночь, и про это путешествие можно написать целый роман. Но я не буду, ибо триллер – не мой жанр. Акмола, а город тогда назывался так, был тихим, спокойным, люди в нем были медленными, комары – быстрыми. Город, да простят меня местные жители, очень обычный, ничем не примечательный. Хрущёвки, оставшиеся после развала Союза, ничего нового не строилось. Из запомнившихся строений – Дворец целинников да небольшая Константино-Еленинская церковь. Рядом с церковью я жила, проходила мимо нее каждый день, а во Дворце целинников побывала на каком-то концерте. Концерт не помню вовсе, но помню даму, что рядом со мною сидела. Она мне про этот дворец рассказала удивительные вещи. Сейчас–то эту информацию и в интернете можно найти, а тогда – только от знатоков истории города услышать. Проект дворца в Целиноград "приехал" из Риги. И изначально там, в Риге, здание должно было быть панорамным кинотеатром, который в случае необходимости можно было бы использовать и для мероприятий. Но строительство "самого крупного в стране" кинотеатра в Риге почему-то приостановили, а проект латвийцев реализовался в Казахстане в виде Дворца целинников. Дама говорила, что это был второй в СССР по масштабам и используемой технике дворец после Кремлёвского. Вспоминая все это, я сверилась с гуглом – да, так и было, там был самый большой панорамный экран в мире: 34Х3.1 метра. И, кстати, именно там, в Акмоле, меня застала новость о полете в космос нашего Талгата МУСАБАЕВА. Это самое яркое воспоминание о той поездке. Еще бы - впервые в истории гражданин Независимого Казахстана оказался в космосе. Город ликовал! Но ликовал тихо, на кухнях: не было тогда еще традиции встречаться с друзьями по разным поводам в кафе и ресторанах. Да и ресторанов в Акмоле было совсем чуть-чуть… Не успели, помню, мы все отойти от замечательной новости, как по телевизору, который я тогда еще смотрела, объявили другую – о переносе столицы. Знакомые акмолинцы предвкушали начало нового этапа городского развития – яркого и бурного, и поглядывали на меня, алматинку, прямо на их глазах потерявшую свой столичный статус, с веселыми ухмылками… А я удивлялась поворотам судьбы: приехала-то я в тихий провинциальный город, а через неделю уезжала уже из столицы. Ну а еще через четыре года Акмолу переименовали в Астану: столица окончательно и бесповоротно стала Столицей. И началось великое переселение народовчиновников из бывшей столицы в настоящую. И я уже стала там бывать не раз в 10 лет, а гораздо чаще – раз в год. И стала фиксировать где-то в голове (не специально, конечно, а просто так получалось) перемены. Астана росла стремительно и безудержно менялась. В 1996 году в городе жили 270 тысяч человек, в 2011 – 700 тысяч, а в 2017 – уже миллион! Конечно, город рос и вширь, и вверх: всем этим людям надо было где-то жить и работать. Архитектурные-строительные проекты удивляли приезжих-заезжих необычными формами и размахом. И поначалу (по моему мнению) выглядели нелепо. Несмотря на громкие имена архитекторов и суммы, вложенные в сами проекты. Нелепо! А сам город – я сейчас про левый берег – был каким-то нежилым. Поесть, просто поесть – неважно, вкусно или нет, было проблемой. Помню, как я бродила там, как в пустыне, вокруг величественных красивых зданий, разбросанных в степи, в поисках кафе, ресторанчика или столовой какой-нибудь… Так и не нашла, поехала автобусом на правый берег: там все было знакомо, привычно и логично. Там жизнь кипела, там была своя атмосфера, свой дух! Ой, помню свое еще алмаатинское непонимание: как же тут без гор ориентироваться? А местные жители сильно раздражались на мои уточняющие вопросы: "Проспекта Целинников и угол какой улицы? Ну какое пересечение…?". "Никакого угла, это проспект Целинников, девушка! Он длинный!" Проспект Целинников в 1998 году стал проспектом Республики, но длинным по-прежнему остался. И без углов – нынешние местные так же не приемлют таких ориентирований в пространстве и по нашим "вверх-вниз" тут же вычисляют алматинцев. А мы их в нашем родном Алматы по географическим определениям местоположения - "На северо-востоке! На юго-западе!". Примерно с 2000-х стала я в столице бывать регулярно. Не раз в неделю прилетала, как чиновники, конечно, но раз в пару месяцев и на пару дней точно. А один раз даже жила полгода, захватила зиму, весну и немного холодного лета. Всё пережила – мороз минус 30, жару плюс 30, комаров, метель. Летала у меня за окнами мусорка, ветром астанинским гонимая… Ходила по снежным траншеям, в сугробах прокопанных. Слышала пронзительную тишину после метели. Видела кристальную белизну огромных облаков потрясающего астанинского неба. Да, такого неба в Алматы нет, у нас облака цепляются за горы и рассыпаются на барашки… Наверное, тогда и изменилось у меня отношение к этому городу, почти полюбила его. Когда разглядела его небо…Не настолько полюбила, конечно, чтобы переехать, но настолько, чтобы скучать. Хотя в то время модно было (ну вспомните!) не любить столицу и всячески ее ругать. Ругали погоду, природу, архитектуру, людей. Причем, сами люди себя и ругали. Особенно те, кому столица дала много всего, особенно карьеры. Было ведь! Очень хорошо помню 19 марта 2019 года, когда Нурсултан НАЗАРБАЕВ заявил об отставке. Я сидела в этот момент в одном из алматинских кинотеатров. Там собрали девушек-журналистов на кинопремьере. Смотрели мы трилллер, классный, страшный, но досмотреть его не удалось: стали звонить иностранные друзья и коллеги, спрашивать, как мы там и что у нас случилось. До них новость об отставке нашего президента дошла быстрее, чем до нас… Зал быстро опустел. Журналистки разбежались по редакциям. Еще бы – не каждый день у нас президенты об отставке заявляют. И даже не каждое десятилетие. А буквально через день новый президент предложил переименовать столицу в Нур-Султан, а парламент быстренько это предложение одобрил. С Нур-Султаном у меня не сложилось. За три года я была в столице пять раз и четыре из них – проездом. Города толком не видела. А этот сентябрь неожиданно проявил свою щедрость. Не просто выдалась возможность прилететь в столицу на несколько дней, а побывать на событии международного масштаба - VII Съезде лидеров мировых и традиционных религий. О самом съезде и о встречах на нем я буду писать еще долго, скорей всего – до следующего съезда, так масштабно и великолепно там всё было. А сейчас - о самом городе, к
  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
8 декабря 2022

Другие новости

Больше новостей