Новости дня

«Люди собрали помощь и продолжили жить своей жизнью». Активисты из Нур-Султана третий месяц добиваются митинга в поддержку Украины

rus.azattyq.org

«Люди собрали помощь и продолжили жить своей жизнью». Активисты из Нур-Султана третий месяц добиваются митинга в поддержку Украины

«ФИКТИВНАЯ ПРИЧИНА» ОТКАЗА?Айгерим Шадеевой 26 лет. Она училась в Назарбаев Университете на экономиста, работает в сфере подбора персонала. 28-летний Равкат Мухтаров — друг с университета. Два года назад Равкат вернулся из Канады, где получил магистерскую степень по экономике природных ресурсов. Сейчас занимается исследованием проблемы загрязнения воздуха в Алматы и Нур-Султане.Когда три месяца назад, 24 февраля, Россия начала вторжение в Украину, Айгерим находилась в Москве. По возвращении на родину она вместе с Равкатом подала уведомление в акимат города Нур-Султана о проведении мирного митинга в поддержку Украины, потом еще и еще, но все их попытки тщетны: отдел внутренней политики каждый раз выдает отказ, иногда даже по странным причинам. Но Айгерим и Равкат не сдаются.

— 17 мая я подавала заявление на проведение мирного митинга на 28 мая, в субботу. Ответ мне пришел 20 мая. Площадку я указала «любую доступную», так как в предыдущих письмах с отказом была претензия к конкретным местам проведения митинга. И получила ответ, что «площадки все заняты, так как было подано уведомление другим гражданином раньше». Такое обидное стечение обстоятельств, — рассказывает Айгерим Шадеева.«Конкурентом» Айгерим в проведении митинга в этот день оказался некто Ерболат Искаков, который подал заявку сразу на две площадки и получил согласование. Это вызывает удивление молодых людей, так как организатор митинга, согласно казахстанским законам, несет ответственность за безопасность во время проведения собрания, а тут сразу две площадки.— Насколько это нормально, что акимат это разрешил? Более того, этот же гражданин подает уже две недели подряд. Наверное, это даже не запрещено законом, поэтому он большой молодец, — иронизирует Айгерим.Накладка с желающими провести мирное собрание в один день в одно и то же время и на одних и тех же площадках, как оказалось, происходит в Казахстане достаточно часто. И тут, судя по данным управления внутренней политики города Нур-Султана — уполномоченного рассматривать заявки органа, «добро» получает тот, кто успел подать первым. Но и тут не всегда удается проследить логику чиновников от акимата.

— Мне тоже отказывали в связи с проведением другого митинга. 25 марта я подал [уведомление] на [проведение митинга] 9 апреля. Получил отказ, потому что некто Елемесов [обошел]. Я не смог найти информацию о нем, нигде не видел агитацию на этот митинг, не видел, что он где-то освещался. Мне правозащитник из КМБПЧ (Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности. — Ред.) говорил, что ходил туда и видел, что площадка огорожена заборами, как в Астане любят делать, но, чтобы там митинг прошел, — не видел, — удивляется Равкат Мухтаров.В другой раз Равката «опередил» человек по фамилии Комеков. Обычно активистам согласовывают митинги на два — два с половиной часа, например с 12:00 до 14:00, а в случае с Комековым он получил разрешение на проведение мероприятия с 11:00 утра до 17:00 — практически на весь световой день.— Это такой небольшой «красный флаг» о том, что это, возможно, какие-то фиктивные уведомления, чтобы [отказать нам]… Но я не могу утверждать, — говорит Равкат.Всего на сегодня у Равката Мухтарова пять отказов, у Айгерим Шадеевой — три. Все причины отказа выглядят вполне законными, говорят молодые люди, однако не считают их оправданными. Вот причины:

Айгерим Шадеева рассказывает, что сотрудники управления внутренней политики ведут себя так, как будто действительно заинтересованы в твоем вопросе. Однажды даже позвали в акимат для обсуждения новой даты.— По телефонным разговорам мне не удалось добиться какого-то ответа. Тогда у меня появилась надежда: если я приеду лично, то, возможно, смогу убедить кого-то и тогда смогу провести этот митинг, и поехала. Была доброжелательность, открытость, показывали, что готовы поддержать идею, но с тех пор я постоянно получаю отказы, — рассказывает Айгерим.В разговоре активисты часто упоминают сотрудников акимата Акжола и Даурена. Это Акжол Кажинов — сотрудник управления внутренней политики и его непосредственный начальник Даурен Бабамуратов — руководитель управления внутренней политики города Нур-Султана.— Они всегда доброжелательны, но всегда пытаются нас ограничить, — добавляет Равкат.

«ДВА ШАГА» ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТААктивисты рассказали, что не они одни добиваются проведения мирного митинга в поддержку Украины, и не только в столице, но все получают отказы.— В Алматы, как мне известно, шесть-семь отказов получили люди. Если они один раз отказали кому-то, может, это нормально, но когда отказывают 15–17 раз, я думаю, это политически мотивированное решение, — говорит Равкат.— Мы с Равкатом понимаем, чем обосновано хорошее освещение митинга, в том числе мировыми СМИ, в столице Казахстана в поддержку Украины. Особенно когда я давала уведомление 7 мая, мне казалось, что это будет достаточно интересная ситуация, если в преддверии 9 мая, Дня Победы, в столице Казахстана пройдет митинг за победу другой страны в другой войне… — добавляет Айгерим.В послании народу Казахстана в марте этого года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал закон о мирных собраниях, критикуемый правозащитниками, прогрессивным и заявил, что «определенные группы провокационно настроенных активистов считают возможным и даже нужным нарушать этот закон».— Заявляю, что больше послаблений не будет, — сказал Токаев.Молодые активисты заявляют, что пришли в недоумение, услышав заявление президента страны.— Меня очень сильно задело, что он сказал про демократичность нашего закона, о том, что у нас нет препятствий. Потому что я сам столкнулся с этими препятствиями. Откровенно говоря, он лукавит. Буквально на следующий день пошел изучать законодательства пяти-шести стран, которые считаются демократичными: Германии, Канады, Франции и так далее. Там для того, чтобы собраться на какой-то площади на протест, — ну, скажем так, на то, чтобы просто стоять и никуда не идти, — не нужно подавать уведомление. Мы видели: когда война только началась в странах Европы, люди тысячами вышли на площадь. Ну это понятно, что они за неделю не подавали уведомления, там не было гражданина Искакова, который занял эту площадь под другие какие-то свои митинги, — говорит Равкат Мухтаров.

В столице Казахстана маслихат определил три места для проведения мирных собраний: сквер на пересечении улицы Пушкина и проспекта Кудайбердыулы, площадь у здания цирка «Столичный» и площадку в квадрате проспектов Женис, Абая, улиц Бигельдинова и Желтоксан. Активисты считают, что этого недостаточно, раз происходят «накладки». К тому же максимальная вместимость в них — 500–1000 человек.— Площадка на Пушкина — Кудайбердыулы вообще не приспособлена для собраний. Там стоишь под пеклом. Во время митинга по климатическим изменениям люди стояли в укрытии и чувствовали на себе все эти климатические изменения. Почему во всем огромном городе мы не можем одновременно проводить шесть митингов… Пусть Искаков собирает свою аудиторию, я соберу свою, и мы оба будем счастливы пользоваться своим правом на выражение свободы слова?! — недоумевает Айгерим.Активисты предлагают президенту Токаеву сделать «всего два шага», чтобы разрядить ситуацию с проведением митингов в Казахстане — увеличить количество санкционированных площадок и разрешить одиночные пикеты без всякого рода уведомлений и разрешений.Один человек с плакатиком не может создать проблему инфраструктуре города и неудобства горожанам, убеждены молодые люди.

«ХОТЕЛИ ПОКАЗАТЬ, ЧТО НАРОД НА САМОМ ДЕЛЕ ДУМАЕТ»Айгерим Шадеева до 24 февраля жила и работала в России, тот период называет «болезненной страницей жизни».— В момент начала военных действий я находилась на территории России, в Москве. У меня была большая потребность выразить свою позицию. Третьего марта я пересекла границу, и приблизительно в те же дни мы списались с Равкатом и ещё несколькими нашими друзьями и думали: так классно, если соберемся в Астане и выпущу пар, который был направлен в сторону государства, которое творит ужасные вещи. Мне очень жаль, что спустя три месяца эта повестка всё еще актуальна. Сейчас я вижу, как на территории Казахстана и в мире война приедается, люди привыкают, люди уже не читают новости, люди собрали гуманитарную помощь в начале марта и продолжили жить своей жизнью… Даже если война закончится сегодня, гуманитарная помощь понадобится еще несколько лет. Я сейчас четко вижу практическую цель митинга. Мне хочется напомнить всем людям об этом и вижу митинг как самый легкий способ, который массово привлекает внимание общественности, — объясняет свою позицию Айгерим.Ее соратник Равкат Мухатров хочет иметь возможность выражать свое мнение на улице, что позволяет ему Конституция.— Меня очень сильно поразило, как Россия вошла в Украину, как она там чинит свои зверства. Мне не хочется об этом говорить — мне хочется об этом кричать. Это одна из причин, по которой я хотел бы выйти на улицу и собрать людей вместе выразить свою поддержку Украине. Я считаю, что мы, как народ Казахстана, как граждане государства, которое в очень близких отношениях находится и с Украиной, и с Россией, должны иметь возможность показать, каким ценностям мы привержены и какую сторону мы поддерживаем. Хотел, чтобы мы имели возможность показать то, что народ на самом деле думает, а не Токаев, не наши послы в ООН или другие люди, которые не были избраны нами, — заключает Равкат Мухтаров.На днях Айгерим с Равкатом подали очередное заявление в акимат Нур-Султана. Пока ответов нет. В телефонном разговоре с корреспондентом Азаттыка руководитель управления внутренней политики города Нур-Султана Даурен Бабамуратов отрицал, что в акимате не заинтересованы в разрешении митинга в поддержку Украины. Он обещал перезвонить после «изучения вопроса» журналиста, но ответа не последовало. На следующий день Бабамуратов перестал отвечать на звонки.

  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
25 июня 2022