Новости дня

Миллиардер, бывший друг Путина Пугачев: Мы как-то с Путиным на кухне выпивали. Расходимся, а Людмила рыдает: "Нельзя ему пить! Он садист! Выпьет – начинает на мне приемы дзюдо показывать. "

gordonua.com

Миллиардер, бывший друг Путина Пугачев: Мы как-то с Путиным на кухне выпивали. Расходимся, а Людмила рыдает: Нельзя ему пить! Он садист! Выпьет – начинает на мне приемы дзюдо показывать.

– Сергей Викторович, добрый вечер. Мы с вами экстренно выходим в эфир, потому что произошло событие, которое я не мог не попросить вас прокомментировать. Думаю, что вы лучше всех прокомментируете сегодняшнюю утреннюю речь Путина (интервью записывалось 21 сентября. – "ГОРДОН"). Как человек, который знает Путина 32 года, который близко дружил с ним много лет, скажите, пожалуйста, по его мимике, артикуляции, странной полуперекошенной позе за столом, по его пальцам, рукам, глазам что можно сказать? – Спасибо. Добрый день. Всех православных поздравляю – сегодня Рождество Пресвятой Богородицы. Особые поздравления группе Pussy Riot, которая что-то просила в храме Христа Спасителя (речь о панк-молебне "Богородица, Путина прогони", который участницы Pussy Riot устроили в феврале 2012 года в московском храме Христа Спасителя. – "ГОРДОН"). По-моему, их молитвы услышаны. – (Смеется.) – Если говорить о сегодняшней речи, мимике и всем остальном. Это не первый случай, когда Путин выглядит странно как минимум. В чем это выражается? Скорее всего, как я много раз говорил, человек он нерешительный, он не принимает решения. Я не врач, не буду ставить диагнозы и говорить о каких-то заболеваниях. А вот по поводу того, что он зажат, сильно нервничает, – это очевидно. Это, скажем так, не послание Федеральному собранию. Во всех смыслах это судьбоносные решения, которые, конечно, принимает не Путин, а путинское окружение. И это, скажем так, мини-политбюро. И где, как мы понимаем, кланы... Существуют кланы денег и кланы, скажем, так называемых силовиков, кланы войны. А их много. – Можно уточнить? Вы сказали "политбюро". Можно назвать фамилии его членов? – Ну, конечно. Ну, во-первых, на сегодняшний день, учитывая войну в Украине, скажем так, первые люди – это Патрушев, Шойгу, Бортников... Это люди, которые представляют в прямом смысле силовой блок. Не просто "ястребы", которые топят за войну, а люди, которые еще связывают свою жизнь с этой войной. Путина это тоже касается в прямом смысле, но их это касается, как им кажется, по долгу службы. Значит, вторая категория – это, собственно, как-то подзабыли все Игоря Сечина... А я вам скажу, что ближе человека к Путину, чем Сечин, вообще не существует и не было. – Даже Ковальчук не ближе? – Хороший вопрос. Ковальчук... Да, я думаю, что Сечин ближе. Сечин – это ежедневный герой его повестки дня. И, в общем, человек, который готов 24 часа в сутки шептать ему в уши. Ковальчук, естественно, нет. Ковальчука я бы отнес на второй план в том смысле, что кооператив "Озеро" и банк "Россия" уже давно в прошлом. Да, естественно, Ковальчук отвечал за экономический блок, в каком-то смысле геополитический… Это история с общением… Китай, Восток и так далее... Это его кусок. Но надо понимать, что и Сечин с самого начала этим занимался. Я помню, как он притащил Чавеса. Венесуэла и эта вся история – это Сечин. И вообще не надо преуменьшать. То, что он спрятался сегодня, якобы он директор нефтяной компании, – это совершенно не меняет картину. В политбюро, собственно, очень много людей. Вы не поверите, но такие люди, как Ротенберг, который работал учителем физкультуры, и остальные тоже туда входят. Всякие финансисты. Я имею в виду "Газпромбанк", который принадлежит Ковальчуку, но там есть люди, которые имеют собственное мнение. Это тот же Костин. Надо понимать, что некий экономический правительственный блок в меньшей степени внедрен во внутреннюю структуру, но все-таки это Набиуллина, премьер-министр и разные козаки, медведевы и прочие. Не забываем о них. – Сергей Викторович, много лет зная Путина, вы посмотрели на него – что можно сказать о его внутреннем состоянии? – Ну, я говорил, что Путин – фаталист. Он раздираем коалициями, кланами. И это видно. Это человек, который не любит что-либо делать. И в данном случае у него просто нет шансов не делать. Понимаете? Он уставший, изможденный. Ему надо, с одной стороны, бодрить... Обратите внимание: если вы видели какую-нибудь прямую линию с народом или еще что-нибудь, это шутки-прибаутки. Вот это его жанр. А вот это: "Вставай, страна огромная" – это не его жанр. Понимаете? – Да. – И всегда тяжело играть не свою роль. Поэтому, на мой взгляд, это был типа человек, который устал от жизни. Я действительно очень хорошо его знаю, очень много общался. И это человек, который так выглядел в тяжелых ситуациях, в каких-то внутренних конфликтах и так далее. Условно говоря, в четыре часа ночи на кухне, на даче. Нервный, скованный, злобный, агрессивный и в то же время растерянный. это знакомо. Это не что-то новое. Я его не впервые таким вижу. – Я увидел три важнейших тезиса во время этой речи. В России объявляется частичная мобилизация. Второе: Россия собирается провести так называемые референдумы на временно оккупированных территориях. И третье: мы присоединим эти территории к России и, если вы, сволочи, будете дальше туда лезть, мы применим ядерное оружие. Вы так услышали все? – Надо запомнить этот день. Это очень важно. По сути, если заглянуть в историю, в апреле 1944 года был открыт второй фронт (датой открытия второго фронта во Второй мировой войне считается высадка англо-американских экспедиционных сил в Нормандии, которая состоялась 6 июня 1944 года. – "ГОРДОН"). Если говорить об участниках этого конфликта, то он пополнился еще двумя. Если [раньше] это был прямой конфликт с Украиной, то сегодня это открытие второго фронта с НАТО, так называемым коллективным Западом, и третье – это начало войны против собственного российского народа. Народ топил за "крымнаш", но на войну не собирался. И если людям, которые сидят в лагерях строгого режима, все равно, куда прогуляться с четвертаком на шее... Они воевать-то, понятно, не собираются. Но так, прогуляться – почему бы и нет? – Свобода. – Понятно, что нет личного состава, нет обученных военных. И с точки зрения войны для Украины, на мой взгляд, это большая поддержка. В том смысле, что на сегодня он предлагает войну с НАТО. Очень примитивная история. "Мы объявляем эти территории нашими. Соответственно, если здесь что-то происходит, мы готовы..." Это открытая война. Следующий этап – мы объявляем войну всем и всему миру. Пока это такие предупреждения… Но, поверьте мне, НАТО и западные страны воспринимают это вполне серьезно. Никто там дремать не собирается, это время прошло. Это не вопрос газовых войн. Все поменялось. Собственно, мы уже видели, как пылали военкоматы. Но это просто призывники, это те, кто должен. Еще была возможность отказаться, не идти на фронт. Но сегодня он объявляет войну с собственным народом. Речь идет о якобы 300 тыс. резервистов. Но на самом деле, чтобы 300 тыс. призвать... Я не буду сейчас оценивать их боевую мощь… Это "мясо", понятно. И я не уверен, что Путин сам до конца это понимает. Потому что Путин – человек не военный. Он вообще к армии имеет мало отношения. – А что для него вообще человеческая жизнь? Он понимает, что это ценность? – Это хороший вопрос. После того как Путин впервые переступил порог первого корпуса Кремля, он меня потряс... Это был момент после Ельцина… Несмотря на все издержки, коллектив был советский. А здесь приходит паренек, который типа между делом пробрасывает какие-то странные вещи. В это трудно верилось даже мне тогда. Была такая ситуация, если помните: управляющий делами Павел Бородин принял на работу безработного, бездомного, брошенного Путина вместе с Сечиным. – Пал Палыч. – И даже дал квартиры. И если вы помните, была такая интересная история: Бородина, который поехал на инаугурацию, арестовали в Америке. – Да, конечно. – Причем его арестовали по запросу Швейцарии. – Потом перевезли в Швейцарию. – Да, потом экстрадировали в Швейцарию, а потом отпустили под залог. И это был 1991 год. Так как я Бородина очень хорошо знал... – 2001-й, наверное. – Да, 2001-й. А я как сказал? – 91-й. – Прошу прощения. Конечно, 2001 год. Ко мне обратилась его супруга – я помогал с адвокатами. Как помогал? Просто платил адвокатам. Особо не погружался. И мы встречаемся совершенно по другим вопросам. И он мне говорит: "Слушай, а как Паша там? Все нормально?" Я говорю: "Ну, конечно, все нормально". Коротко скажу, в чем суть: зять Бородина открыл счет в банке под его именем, загнал туда деньги... Бородин вообще узнал об этом в тюрьме. Я просто знаю детали. И в итоге его поэтому и отпустили. Никакого суда не было. Была известная прокурор Карла дель Понте, которая разобралась с этим. И, собственно, его сначала отпустили под залог, а потом он вернулся на работу. И Путин мне говорит: "Ну как там? Ты занимаешься?" Я говорю: "Ну да, помогаю. А че там заниматься? Есть адвокаты – они занимаются. Как я могу в Швейцарии заниматься?" Он говорит: "Ну все нормально там? Хорошо. Ну пойдем выйдем". А у него выход в кабинете напрямую к лифту. В общем, такая конструкция в первом корпусе Кремля, где основной кабинет. И два лифта, куда никто не имеет доступа, кроме его личной охраны. Мы заходим в лифт, он нажимает кнопку и "стоп": "Слушай, а у тебя ребята там надежные?" Я говорю: "Надежные, нормальные". – "Ты понимаешь, что Паша столько уже наговорил в Америке? Мы себе представить не можем. А сколько он еще наговорит в Швейцарии?" Я говорю: "В смысле? А что он наговорит-то? Как он прачечными заведовал? Че он такого наговорил? Не понял. Че у него там за секреты?" – "Короче, если у тебя там ребята надежные..." Я говорю: "Понятно. Что надо сделать-то?" Просто дословно, цитата, он мне говорит: "Тюкнуть его по голове чем-нибудь тяжелым, завернуть в ковер, погрузить в частный самолет, привезти и здесь похоронить". "Мы так много раз делали", – говорит. Зная его с 1990 года, это первый раз, когда я был не в легком шоке, а в трансе. И он, понимая, что я совершенно онемел, говорит: "Да ладно-ладно. Все нормально. Разберемся". – И это человек, который его взял на работу. – Да. Все знают, что сделал Павел Бородин для него. Это, кстати, вопрос к тому, что он никого не сдает… Это все миф. Но вы спросили о другом – его отношении к жизни. Он мне говорит: "Он там, не дай бог, чего-то такого наговорит. Поэтому пусть его тюкнут по голове, труп с

  • Последние
Больше новостей

Новости по дням

Сегодня,
29 сентября 2022